Кафедра Инженерной Теплофизики МЭИ имени В.А.Кириллина Кафедра Инженерной Теплофизики МЭИ имени В.А.Кириллина Национальный Исследовательский Университет
«Московский Энергетический Институт»
Институт Тепловой и Атомной Энергетики (ИТАЭ)

Кафедра Инженерной Теплофизики
имени В.А.Кириллина
Кафедра ИТФ МЭИ Научная работа Научные группы Лаборатории Абитуриенту  
 


Главная
Кафедра ИТФ
Контакты
История кафедры ИТФИстория кафедры ИТФ с 1954 по 2011 годыИТФ вчера, сегодня, завтра (2004 год)ИТФ МЭИ - пятьдесят! (2004 год)К 100-летию со дня рождения Д.Л.Тимрота (2002 год)Выдающиеся ученые-теплофизики МЭИ На кафедре работали
Научная работа
Научные группы
Лаборатории и стенды
Абитуриенту
Библиотека
Интернет-гид для теплофизика


Не думаю, что квантовая механика является исходной точкой для поисков основы, точно так же, как нельзя, исходя из термодинамики ... прийти к основам механики.
Альберт Эйнштейн



ИТФ МЭИ – ПЯТЬДЕСЯТ!
Из истории кафедры Инженерной Теплофизики МЭИ.

Ягов В.В.

Юбилейная статья в «Вестнике МЭИ», № 2, 2004

В 50е – 60е годы прошлого века в СССР ежегодно нарастал выпуск инженеров, появлялись новые специальности и новые выпускающие кафедры в вузах. Это был естественный отклик высшей школы на развитие промышленности, освоение новых технологий, возникновение новых отраслей техники. В те годы рождалась атомная энергетика, началось практическое освоение космоса. В создании новой кафедры, однако, "субъективный фактор" не менее важен, чем объективные условия. Чаще этот фактор и является определяющим. В случае кафедры инженерной теплофизики это было именно так.

А.Е. Шейндлин [1] пишет: "Уже в конце 1953 года М.П. Вукалович полушутя давал нам понять, что, может быть, пора из его гнезда птенцам вылетать и создать свою кафедру в МЭИ". В этой фразе "нам" — это Владимиру Алексеевичу Кириллину и Александру Ефимовичу, защитившим свои докторские диссертации соответственно в 1951 и 1953 годах на кафедре ТОТ (Теоретические Основы Теплотехники), возглавляемой тогда Михаилом Петровичем. К тому времени кафедра ТОТ уже несколько лет готовила теплофизиков по соответствующей специализации в рамках специальности ТЭС [2], так что образование в 1954 году кафедры ИТФ МЭИ было хорошо подготовлено со всех сторон. Заведующим кафедрой был назначен Кириллин, сохранявший этот пост до сентября 1982 года, заместителем заведующего кафедрой стал Шейндлин.

Кириллин В.А.

Кириллин В.А.
Кириллин В.А.

Шейндлин А.Е.

Итак, "родители" у кафедры ИТФ были, несомненно, людьми выдающимися. Пятью годами позже, в 1959 году, их научный авторитет получил общегосударственное признание: М.П. Вукалович, В.А. Кириллин, А.Е. Шейндлин были удостоены Ленинской премии за исследования свойств воды и водяного пара в области высоких температур и давлений. Однако, "хорошее происхождение" само по себе жизненного успеха не гарантирует. Для судьбы нашей кафедры очень важным было то, что с самого начала содержание учебного процесса на ней теснейшим образом увязывалось с научными исследованиями, отвечающими потребностям новых технологий. Если позволить себе устоявшийся среди теплофизиков жаргон, то кафедра начиналась со "свойственного" направления. При этом речь шла об исследованиях теплофизических и электрофизических свойств конструкционных материалов при рекордных для этой области температурах – до 2500 &grad;C. В те годы кафедра установила научные контакты с КБ С.П. Королева в Подлипках, с НИИ–1 (ныне — Центр им. Келдыша), с КБ ракетных двигателей, которое возглавлял В.П. Глушко. Другое, но тоже "свойственное" направление составляли работы с жидкими щелочными металлами (натрий, калий, цезий, рубидий) в интересах атомной отрасли, а позднее — и космической. Такая ориентация научных работ предопределила и кадровый состав кафедры ИТФ в первые годы ее существования. Термодинамиками и "свойственниками" были основатели кафедры Кириллин и Шейндлин, в этой же области лежали научные интересы преподавателей и сотрудников кафедры "первого призыва": Д.Л. Тимрота, Э.Э. Шпильрайна, Е.И. Кайриса, А.К. Якимовича, С.А. Улыбина.

Однако, вскоре само содержание ракетно-космической и ядерной технологий естественным образом расширило и круг теплофизических задач, которыми стала заниматься кафедра, и ее кадровый состав. В 1957 (или 1958) году в состав кафедры влилась научная группа Б.С. Петухова, крупнейшего специалиста в области конвективного теплообмена. Для чтения лекций по специальным проблемам теплообмена в атомной технике на правах совместителя привлекался член-корреспондент АН СССР Г.Н. Кружилин. Интерес к исследованию процессов в низкотемпературной плазме, как пишет А.Е. Шейндлин [1], вызывался как потребностями ракетно-космической техники (ионизация газов в пограничном слое у поверхности спускаемого аппарата), так и представлявшейся тогда перспективной для энергетики проблемой МГД – преобразования энергии. Таким образом, уже в первые 4-5 лет сформировались те направления научных исследований кафедры, которые она в основном сохраняет до сих пор: исследования теплофизических свойств веществ, теплообмен и физическая гидродинамика, процессы в низкотемпературной плазме. (Конечно, конкретное содержание и методы этих исследований за десятилетия изменились существенно: большую роль играют теоретические, в том числе численные методы, в исследовании теплообмена сейчас заметное место занимают процессы кипения и конденсации.)

Кириллин В.А.

Тимрот Д.Л.
Кириллин В.А.

Шпильрайн Э.Э.
Кириллин В.А.

Петухов Б.С.

Из сказанного ясна и другая черта кафедры, заложенная в первые годы ее существования – это привлечение в ее состав таких специалистов, которые или уже стали виднейшими в своей области, или обещали стать таковыми. Из перечисленных выше Б.С. Петухов и Э.Э. Шпильрайн — члены-корреспонденты соответственно АН СССР и РАН, Д.Л. Тимрот, хотя и не был членом академии, но справедливо считается основателем отечественной экспериментальной теплофизики. Позволю длинную цитату из воспоминаний А.Е. Шейндлина. "Дмитрий Львович Тимрот – совершенно необычный, огромного таланта человек, экспериментатор, прежде всего. В его голове рождались бесконечно разнообразные идеи, а умелые руки помогали их воплощению. Тимрот владел ремеслом стеклодува, и сварщика, и слесаря, и электрика. Он был рожден для физического эксперимента. Именно под его руководством в ВТИ и МЭИ была создана великолепная школа экспериментаторов, я с гордостью причисляю себя к клану учеников профессора Тимрота и этой замечательной отечественной школы экспериментаторов-теплофизиков." К этому стоит добавить, что и другой основатель кафедры ИТФ — академик В.А. Кириллин неоднократно публично называл себя учеником Дмитрия Львовича. Д.Л. Тимрот проработал на кафедре 38 лет, практически до самой своей кончины в декабре 1992 года. Кем он был в теплофизике, все мы наглядно почувствовали 10 лет спустя, когда 23 апреля 2002 года провели семинар, посвященный 100–летию со дня его рождения. Ведь это не была "тусовка", в которой участвуют из корысти или тщеславия. Но аудитория Б–205 была заполнена до отказа, те, кто чуть задержался, должны были приносить стулья из соседних аудиторий.

Нацеленность на самые актуальные для того времени проблемы высокотемпературной теплофизики, исключительная активность и организационный талант руководителей кафедры привели к тому, что за короткое время было создано несколько современных экспериментальных установок. Быстро расширялся фронт исследований, увеличивался научный штат кафедры; появилась проблемная лаборатория теплофизических исследований, которая в 1961 году была преобразована в ЛВТ АН СССР (Лаборатория Высоких Температур). Быстрое становление коллектива кафедры встречало поддержку руководства МЭИ. Начав в 1954 году с двух маленьких комнат в корпусе "В" (под Большим актовым залом МЭИ), кафедра последовательно переезжала в 13-й корпус, затем в 14-й, пока в 1959 году не получила для освоения фактически пустовавшее двухэтажное здание золоотстойника ТЭЦ МЭИ — нынешний корпус "Т". Здесь были все условия для широкого развертывания экспериментальных исследований, которые, в первую очередь, были ориентированы на изучение свойств веществ при высоких температурах, но к ним уже прибавились исследования теплообмена. ЛВТ АН СССР через короткое время (в 1963 году [3]) была преобразована в НИИ ВТ МЭИ, для которого было выстроено отдельное здание. В тот период принадлежность сотрудника к штату кафедры или НИИ ВТ отслеживалась, видимо, только отделом кадров. Для окружающих да, вероятно, и для самих сотрудников это был единый коллектив.

Сочетание современного НИИ с кафедрой создавало исключительно благоприятные условия для подготовки инженеров–исследователей. Фактически была реализована знаменитая "система физтеха", но в более простой организационной форме, поскольку и исследовательская работа студентов в научных лабораториях и учебный процесс проходили на одной территории. 60-е годы были для кафедры, уникальным, неповторимым временем. Быстро растущий НИИ ВТ "потреблял" большую часть выпуска теплофизиков, а набор на специальность тогда составлял три группы. При этом свои курсовые, дипломные и учебно-исследовательские работы основная часть студентов выполняла в лабораториях института. Это положение сохранялось и в первые годы после перехода в 1967 году [3] института в состав АН СССР. В дальнейшем, по мере "насыщения" ИВТ АН кадрами, кафедра расширила круг организаций, в которые направлялись студенты во время обучения и на последующую работу (ЭНИН, ВТИ и др.).

Сама кафедра, имея высококвалифицированный коллектив преподавателей и научных сотрудников, не только оставалась на ведущих позициях в институте, но и продолжала успешно развиваться, в том числе и в части укрепления материальной базы. В 1974–1977 гг. методом "народной стройки" был реконструирован корпус "Т", он "подрос" на три этажа и принял сегодняшние очертания. Кафедра расширила свои площади, что было совсем не лишним, так как на кафедре было 8 учебных лабораторий и около 20 научных экспериментальных установок, а общая численность ее коллектива составляла 140 человек. Практическое руководство кафедрой в то время лежало на профессоре Эвальде Эмильевиче Шпильрайне, заместителе заведующего кафедрой. В.А. Кириллин, выполнявший большую государственную работу (Зам. Председателя Совета Министров СССР), естественно, не мог заниматься повседневными делами кафедры.

Надо признать, что превращение ИВТ АН в один из крупнейших институтов Академии наук СССР, освоение им большой территории на севере Москвы, объективно уменьшали роль кафедры в связке "кафедра – институт", отодвигали интересы кафедры на "задний план". Естественно, сохранялись многолетние научные контакты преподавателей и сотрудников кафедры с работниками института, по-прежнему, во всех основных отделах ИВТ АН проходили подготовку наши студенты, там существовали комиссии по приему курсовых проектов с участием представителей кафедры, но это делалось как бы по инерции. Ясно, что руководству ИВТ АН за многочисленными проблемами института трудно было заниматься делами кафедры. Очень своевременным в этих условиях оказалось решение о создании учебно-научного центра (УНЦ МЭИ – ИВТ АН), принятое в 1987 году при полном взаимопонимании руководства кафедры, МЭИ и ИВТ АН. Соответствующий договор и положение об УНЦ подписали директор ИВТ АН А.Е. Шейндлин и ректор МЭИ И.Н. Орлов. Можно даже утверждать, что такой договор был необходим раньше. Мы невольно продолжали считать кафедру и ИВТ АН единым целым в условиях, когда это уже явно не отвечало реальностям. Так что подписанный в 1987 году договор и организационное оформление условий участия ИВТ АН в целевой подготовке специалистов (через УНЦ) фактически отражали новую объективно существующую ситуацию. С учетом последующих изменений в стране (которые в 1987 году мы предугадать, конечно, не могли) создание УНЦ оказалось особенно важным. Центр успешно функционирует до сих пор, а с 1997 года он получает финансовую поддержку в рамках Федеральной целевой программы "Интеграция".

Так называемые "постперестроечные" годы (этот уродливый словесный гибрид русского с латынью – под стать фактическому содержанию этого понятия) оставили тяжелейший след на отечественной науке и высшей школе. Впечатление такое, что мы еще до конца не осознаем всех последствий того, что с нами произошло. Хотя в МЭИ уже начался процесс слияния выпускающих кафедр, реально свидетельствующий о деградации еще недавно действительно выдающегося и столь дорогого нам вуза. На этом фоне можно уверенно утверждать, что кафедра ИТФ сохранила свои позиции в учебном процессе: все 8 учебных лабораторий с физическим моделированием важнейших для теплофизиков процессов, вполне работоспособный коллектив преподавателей; а количество поточных курсов, читаемых кафедрой для студентов направления "Техническая физика", даже выросло.

За восьмидесятые годы на кафедре состоялось девять защит докторских диссертаций, восемь из девяти защитившихся продолжают работать на кафедре. Вместе с преподавателями УНЦ МЭИ — ИВТ РАН студентам–теплофизикам читают лекции (и ведут другие занятия) 14 профессоров, докторов наук. Есть, к счастью, и тридцатилетние доценты, хотя их бы хотелось иметь побольше. В области научных исследований урон кафедры более существен – примерно впятеро сократился научный штат, уменьшилось число аспирантов. Однако большинство преподавателей сохраняют активность в научных исследованиях, о чем свидетельствует достаточно большое число ежегодных научных публикаций и успешное участие в различных конкурсах грантов.

В единственной известной автору серьезной монографии [4], имеющей название "Теплофизика" (в оригинале — “Thermophysics”), это понятие трактуется как часть физики, изучающая тепловые процессы, т.е. термодинамика, кинетическая теория и статистическая механика. Очевидно, такое толкование совпадает с первоначальной ориентацией кафедры инженерной теплофизики именно на исследования свойств веществ. Как упоминалось выше, уже в первые три – четыре года жизнь заставила расширить содержание понятия "теплофизика". Последующие годы убедительно подтвердили объективную оправданность такого расширения. Сегодня мы можем говорить, что теплофизика — это часть физики, изучающая процессы взаимопревращения энергии (практически всегда имеющие дело с теплотой) и переноса теплоты между различными физическими средами и внутри этих сред. Такая широта обеспечивает поистине неисчерпаемый набор научных и технических задач, требующих применения теплофизических знаний. Инженерная теплофизика предполагает, что обладатель такой квалификации не просто знает основы теории, но и способен решать соответствующие инженерные задачи. Показательно, что в последние, весьма неблагоприятные для высшей школы годы во многих нестоличных вузах (в Красноярске, Рыбинске, Тюмени, Апатитах и др.) начата подготовка специалистов по нашей специальности. Причем в ряде случаев инженеров начинают готовить не в технических, а в классических университетах. Поэтому мы встречаем пятидесятилетие кафедры инженерной теплофизики с оптимизмом и уверенностью, что теплофизика как отрасль знания имеет широчайшие перспективы, и с надеждой, что кафедра отметит в свое время в соответствии с календарем столетний юбилей.


Об авторе: Ягов Виктор Владимирович, доктор технических наук, профессор кафедры инженерной теплофизики МЭИ (ТУ).


Литература:
1. Шейндлин А.Е. Воспоминания старого академика.– М.: Наука, 2001.
2. 50 лет МЭИ / Редакционная коллегия под председательством М.Г. Чиликина.– М.: ГЭИ, 1955.
3. Московский энергетический институт / Редактор И.М. Короневский.– М.: Энергия, 1980.–152 с.
4. Морс Ф. Теплофизика.– М.: Наука, 1968.





версия для печати

Следующая страница: К 100-летию со дня рождения Д.Л.Тимрота (2002 год)

    • Начало   • История кафедры ИТФ МЭИ   • ИТФ МЭИ - пятьдесят! (2004 год)  

© 1998-2016 Кафедра Инженерной Теплофизики им. В.А.Кириллина
Национальный Исследовательский Университет «Московский Энергетический Институт»
Институт Тепловой и Атомной Энергетики (ИТАЭ)

контакты
карта сайта
обратная связь
Кафедра ИТФ в соцсети Вконтакте  Кафедра ИТФ в соцсети Инстаграмм